Девизы компании GOOGLE звучат самым благородным образом: «Не будь злом» и «Делай правильные вещи». Именно с такими девизами позиционировала себя компания в период своего становления и развития, что и привлекало многих – все мечтали работать в Google. Но всем также известно, что времена меняются, и любое великое начинание может «перейти на тёмную сторону, ведь там есть печеньки», как шутят инженеры и программисты. Возможно ли такое, что когда-то либеральная компания Google превратилась в авторитарную компанию, управляющую массами и «программирующими» её?  И это не просто предположение, это строчка из внутренней документации компании. Так что же скрывает тёмная сторона Google?

Именно об этом и пошла речь в нашем интервью с Заком Ворхиесом – бывшим сотрудником Google, который является, пожалуй, первым разоблачителем данной компании. Именно он первым опубликовал внутренние документы Google (900 страниц) через проект «Veritas», которые вызывают неоднозначное мнение. Сама история, похожая на детектив или триллер, начинается в 2016 году, когда Зак, будучи штатным сотрудником, находит странные документы во внутренней системе Google. У него появляются вопросы, его начинают преследовать онлайн, затем к его дому приезжает полиция и перекрывает всю улицу, что и приводит его к открытому противостоянию техногиганту. Впрочем, обо всём по порядку и в подробностях — в специальном интервью для «Цифрового мира».

Интервью

Зак, многие считают Вас самым первым специалистом, кто решился разоблачить Google. Расскажите, пожалуйста, как началась ваша история? Насколько я знаю, Вы сначала работали в Google; чем вы там занимались?

— Я работал в Google восемь с половиной лет над двумя крупными проектами. Первым был Google Earth, который был похож на Google Maps, но был в трех измерениях и имел всю базу данных планеты. Я также помог разместить программу в навигационную систему Audi. Затем я покинул Google, чтобы основать собственную компанию, а через три года вернулся, чтобы снова работать в Google, на этот раз в их подразделении YouTube. Этот проект на Youtube, над которым я работал, был проектом встроенного плеера для телевизоров и игровых приставок. Так что, если вы видели телевизор со встроенной версией YouTube, это как раз тот проект, над которым я работал почти три года, что довольно долго для инженеров. И мне очень понравилось работать на Google и YouTube. Это была действительно замечательная компания до 2016 года.

С чего всё началось, так это с момента, когда Дональд Трамп победил на выборах, давайте скажем так. И руководству группы в Google это не понравилось. И сразу после избрания Дональда Трампа, они провели собрание всей компании под названием TGIF («Thank God It’s Friday» – совещания в компании Google, на которых можно говорить буквально обо всем). На этой встрече они сказали, что были лично оскорблены тем, что на выборах выигрывает Дональд Трамп. Это слова Сергея Брина, который был тогда председателем компании. Финансовый директор в то время рассказал, что похоже, выборы не пойдут в пользу Клинтон. Она получила электронное письмо от коллеги из Google в Нью-Йорке, в котором говорилось, что они думают, что проиграют на этих выборах.

И я подумал, что это действительно странно, что Google использует именно такие слова, потому что это не её выборы, это выборы американского народа. И наконец, был задан вопрос генеральному директору Сандару Пичаю о том, что же было самым эффективным из того, что Google сделал во время выборов? И генеральный директор ответил: «То, что мы проводим цензуру фальшивых новостей (фейков), с использованием искусственного интеллекта – это одно из самых успешных дел Google».

С подумал, «…подождите минутку, мы подвергаем цензуре информацию? Что происходит?» И поскольку я — инженер, работавший полный рабочий день, имел доступ к внутренним серверам Google и их сетям, я просто сделал поиск по фейк-новостям в системе. То, что я нашел, и было этим конструкторским документом, который опубликовал кто-то из руководства в Google, в котором говорилось что-то вроде «Это относится к фейковым новостям». Я прочитал этот документ. И то, что было классифицировано как фейковые новости, оказалось сообщениями в средствах массовой информации, которые, как я полагал, могли быть вполне настоящими. Казалось, что это было просто сокрытием информации.

— Можете ли вы привести пример данных новостей?

Конечно. Google говорил, что новость «Хиллари Клинтон, провозящая оружие через Бенгази, чтобы вооружить террористов ИГИЛ», была поддельной новостью. И я подумал тогда, «Минуту, а это действительно фейк?» Потому что тогда разразился целый почтовый скандал. И поэтому я начал исследовать, действительно ли Клинтон направляла оружие в Бенгази. Оказывается, на самом деле об этом очень много информации — о событиях, действительно доказанных. То есть все выглядело спорно и вполне могло быть не фейком. Я думаю, что это речь шла о настоящих новостях. И я задался вопросом, а что еще мы делаем в Гугле?

Так, я начал изучать документы далее. Встречались ещё примеры разных новостей с Хиллари Клинтон, которые были спорными, но помечались как фейковые новости. Итак, почему Google пытается прикрыть Хиллари Клинтон? Почему Google так заинтересован в том, чтобы такие новости не светились? В свете происходящего я начал понимать, что, возможно, Google — какими бы ни были его публичные заявления —  возможно, они действительно тайно пытались манипулировать результатами поиска для Клинтон. И когда я начал копать все дальше и дальше, я пришел к осознанию того, что, если есть классификаторы для фейк-новостей, тогда должно быть что-то, что подвергает их цензуре. И вот я начал копать дальше и обнаружил, что да, есть система, которая проводит ревизию. И эта система получила название Machine learning Fairness — Компьютерное осмысление добросовестности (перевод «Цифрового мира», далее — КОД).

КОД родилась в Стэнфорде, и я думаю, что они разрабатывали её около шести лет, прежде чем она перешла в Google и стала их новым продуктом, который они собирались использовать, чтобы подвергать цензуре всё. Теперь поговорим о названии. Я уверен, что «компьютерное осмысление» является типом Искусственного интеллекта, и есть слово «добросовестность» (или «справедливость»). Знаете, в СССР у них было как бы противоположное название, каким бы оно ни было. И поэтому очевидно, что по мнению Google в Интернете должна быть цензура. Но они не собираются называть это «компьютерное осмысление не-добросовестности». Вы знаете, они должны были бы назвать ее так. Но называют по-другому, то есть, если вы не прошли эту систему, эту «алгоритмическую добросовестность», то вы – «плохой человек». Знаешь, когда я увидел это компьютерное осмысление добросовестности, то подумал «о Боже, вы, должно быть, шутите». Но именно так они ее и называют. Конечно, это то, что собираются использовать, чтобы завоевать Интернет.

Итак, существует классификатор; он собирается классифицировать информацию в соответствии с «гугловской» корпоративной культурой. Да, я продолжил копать, потому как был очень взволнован этими документами. Я понял, что все это выглядит так, как будто однажды войдет в книгу. Это так страшно и пугающе. И поэтому я просто начал сохранять все эти вещи в своих личных документах. Возможно, потому что я знал, что, стоит мне только попытаться рассказать некоторым из друзей о происходящем, они решат, что я сошёл с ума. И вот тут-то и нужны будут документы, чтобы доказать своё здравомыслие, когда я, в конце концов, расскажу им обо всём.

Я продолжал сохранять документы. Следующее, что я обнаружил —  нашумевшей 4-ступенчатый «процесс программирования общества». Я опубликовал его в проекте “Veritas” в июне, в моём первом разоблачении. Сам четырехэтапный процесс выглядит так: первый этап — контент собирается или образуется; второй — он как будто фильтруется; третий – контент ранжируется. И затем наступает четвёртый этап — люди, подобные нам, программируются. И это были именно те слова, которые они используют, слова о том, что «люди, подобные нам, «программируются». Именно эта формулировка использовалась в качестве оправдания того, почему им понадобилась вся эта система КОД.

И поэтому я сказал себе: они ясно говорят, что пытаются программировать общество. И это действительно не круто, потому что это может свергнуть Соединенные Штаты и превратить их в коммунизм советского стиля или коммунизм китайского стиля. Любой тип коммунизма — это плохо. Он заканчивается убийственным культом. Итак, вот сейчас я вижу централизованный контролирующий технократический глобалистский институт, который сейчас указывает на то, что готов использовать своё доминирующее положение в мире, чтобы просто привязать всех к своей корпоративной культуре. И мы не можем голосовать «за» это или «против». Мы не можем игнорировать, что такое не может произойти. им так не делать. Google просто собирается сделать задуманное. И никто не знает об этом. Кроме меня.

— В этот момент Вы решили начать своё разоблачение?

— В этот момент я только задумался о разоблачении, но пока не предпринимал действий. То был ориентировочно апрель 2017. Все изменилось, как только я узнал, что Google удаляет слова из словаря арабского перевода, чтобы твит Трампа звучал безумно. Вот тогда я и понял, что они начали вводить людей в заблуждение. То, как они действовали, по сути означало вход в политическую игру.

Президент Трамп в Мае 2017 года отправился на большую длительную встречу в Саудовскую Аравию, что мы и наблюдали на видео: там были всякие танцы с мечами, а потом что-то там произошло. СМИ нам не сказали что именно, но нам известно о существовании инцидента как такового. И когда Трамп вернулся, он опубликовал следующий твит: «despite the constant negative press covfefe» (авт.– «несмотря на постоянную негативную прессу covfefe»  — последнее слово осталось загадкой для всех).

Через шесть часов он удалил твит с намеком «если кто-нибудь может понять, что covfefe значит, то удачи!». Кто-то в Интернете набрал его в службах перевода Google, и выяснил, что Google переводит это как «мы встанем» с арабского. И поэтому твит мог бы звучать так: «Несмотря на постоянную негативную прессу, мы встанем». Внезапно это становится расшифрованным сообщением. То есть Трамп говорит, что «мы встанем против этого зла».

New York Times 1 января 2017 г. написал статью, сказав, что расшифровка слова «covfefe» в Интернете была совершенно неправильной, ошибочной, и это было просто смешно. Из The New York Times позвонили одному из своих внештатных сотрудников и задали вопрос об этом слове «covfefe». И парень ответил: «О, это смешно. Это полностью фейк». То есть, парень знает арабский и говорит, что слово, так сказать, фейк. Они и объявили слово фейком. И Google, видимо, решил, ну, если версия New York Times такова, что это фейк, то давайте удалим это из нашего сервиса Google переводчик. И они удалили! Кстати, команда, которая удалила это слово, назвала себя «Команда Деррида». Для ваших читателей поясню: есть философ по имени Жак Деррида, которого считают одним из отцов постмодернизма. И этот философ говорил об уничтожении западной цивилизации путем манипулирования языком! Он говорил, что, если захватить язык, то можно захватить культуру и контролировать её. Разе это совпадение, что команда, которая подвергла цензуре это слово, назвала себя командой Derrida? Я не знаю.

Вот где я начинаю подозревать, что Google точно знает, что он делает, и что могут быть какие-то радикальные левые, находящиеся во власти. Я полагал, что радикальные левые контролируют Google, потому что в то время я начал замечать, как сильно Google ушел к левым, что не было похоже на либеральность, но, напротив, походило на авторитарный режим. В 2015 году Google заявлял: «Нам интересно только то, чтобы вы выразили себя, и дать вам право голоса». И потом фактически два года спустя, пыл поугас; теперь на смену созрела масса сумасшедших теорий заговора, и Google провозглашает: «Мы должны защитить наших клиентов, давайте заблокируем все эти фальшивые новости!»

Что же, таков 2017 год. В Google буквально подвергают цензуре твиты президента, чтобы набирать политические очки. И, между прочим, они утверждают, что твиты президента — это чушь. Более того, Washington post публикует сообщения о том, что нам следует помнить: президент явно психически недееспособен, поскольку он цитирует чушь, а значит, мы должны принять 25-ю поправку и отстранить президента от должности.

И Вы знаете, я вот сижу там и думаю: «Черт возьми, вот и приехали. Это не шутки! Это предательская деятельность». Вот в тот момент я и осознал, что должен что-то со всем этим сделать. Я не замешан ни в заговоре, ни в мятеже. Но если я не сообщу об этом, значит, я стану частью заговора, по крайней мере, в результате молчания, если ещё и не активным соучастником.

Далее был такой случай в Лас Вегасе – произошла массовая стрельба. Как известно, в казино — куча камер, но как оказалось, ни одна из камер ничего не засняла, все были неисправны. Так никто и не смог увидеть записи о том, что произошло на самом деле. И ровно в то же время, когда шла пальба, о которой было известно, Google выдаёт красный код предупреждения, в котором оповещается «о, Боже мой, фальшивые новости, только что появились в новостях Google и в нашем подразделении YouTube! мы должны пометить их как фейковые новости. Это экстренная ситуация, и поэтому мы действуем нестандартно, чтобы исправить ошибку и защитить наших пользователей».

И они поместили информацию о произошедшем инциденте в «черный список», так называемый спорный «черный список» Youtube. Я скачал его, и этот документ на тот момент составил 42 страницы. Так, первые 20 страниц черного списка имеют отношение к стрельбе в Лас-Вегасе, а также к цензуре любой его связи с демократами и укреплению связей с Трампом. Вы можете ознакомиться с этим списком, потому что я опубликовал его на своем веб-сайте www.zachvorhies.com.

Этот список – сумасшествие. В нём, например, были новости о том, что лечит рак. И я подумал: «Что происходит? Почему мы заносим эти слова в черный список? Почему мы должны заносить в черный список что-либо, что может помешать пользователю найти информацию, связанную с лечением рака?» Это словно выходит уже за пределы зла, да и похоже на использование какой-то тёмной чёртовой силы. Знаете, мне было уже всё равно, что со мной происходит. Я собирался сказать правду и быть правым с Богом. Я собираюсь быть правым со страной. Я просто собираюсь сделать это. Я захожу в интернет… и тут я выхожу на связь с проектом «Veritas».

Так я связался с проектом, и они прислали мне человека, которому я передал кое-какие документы. Я познакомился с Джеймсом из их проекта «Veritas» и он собирался выпустить эти документы, но я не хотел, чтобы были обнаружены какие-то метаданные, которые позволили бы Google связать происходящее со мной. В то время я не хотел оказаться на видеозаписи. Я просто хотел передать проекту эту информацию, чтобы они могли рассказать настоящую историю, ту, что соответствует действительности.

И в итоге Project Veritas получил всю информацию, но полтора года они её не публиковали. Кстати, этот черный список опровергал принятое лжесвидетельство, ведь представители Google в Конгрессе отрицали факт существования какого-либо черный списка, как и отрицали факт фильтрования политического контента. Это было такой наглой ложью. Я лично считаю, что тот, кто  лжесвидетельствовал Конгрессу, заслуживает того, чтобы отправиться в тюрьму.

— Расскажите, а как именно Вы нашли эти документы?

— Как обычный штатный сотрудник YouTube (как известно, это подразделение Google), а значит, и как штатный сотрудник Google, я просто набрал “фейковые новости” в системе и нашёл все документы. У меня был особый доступ, кроме доступа сотрудников к сети. Они оставили все документы доступными для тех, кто хотел бы на это посмотреть.

— Так что же, на самом деле любой сотрудник мог найти эти документы?

— Правильно. Любой штатный инженер, любой инженер, работающий на полную ставку. Вот у «контрактника» не было доступа к этим документам.

— Скажите, пожалуйста, что на самом деле побудило вас сопротивляться всей системе? Я имею в виду, не каждый человек, который работал в Google и узнал всю эту информацию, решился бы пойти против системы. Так что же на самом деле побудило вас оказывать сопротивление?

— Вы знаете, у меня был уникальный опыт; дело в том, что у меня было много друзей из России, примерно с 90-х годов. Гигантский поток и переезд русских из России происходил потому, что их вытеснили из-за этнической принадлежности. Поэтому у меня было много друзей, которые рассказывали кучу историй о том, что такое жизнь в коммунистическом советском стиле. И вы знаете… когда я понял, что с Google что-то не так, я стал пытаться выяснить, ну, что происходит, почему они вытворяют это всё с цензурой?

И вот, что я узнал: прежде чем вы сможете превратить режим страны в коммунистический, вам придётся подорвать дух самого гражданина. И поэтому вам придётся избавить их от навыков критического мышления и заставить их бояться, что они не смогут действительно принять какое-либо решение без руководства. И поэтому я начал смотреть на многие проблемы, с которыми столкнулась Америка. Это и вещи связанные, с трансгендерной реконфигурацией общества для меньшинства людей, которые составляют менее одного процента населения. И совсем недавно они были классифицированы как имеющие психическое расстройство до книги DSM-5 психологической классификации. Итак, вы знаете, у вас есть эта группа меньшинств, и поскольку им неудобно, мы должны переконструировать все общество. И тогда я думал, почему мы это делаем? И что дальше? Шизофрения? Должны ли мы перенастроить нашу культуру на биполярное расстройство?

Вы знаете, должна быть причина, по которой вся эта группа лиц так поступает. Это была попытка глобалистских сил сделать так, чтобы люди не знали, что они сами не являются основой — теми, кто решает, что правильно и неправильно. И я не говорю, что трансгендерные люди не правы! Я хочу сказать, что представление о семье, могут быть по своей сути исключительными, поскольку семья традиционно относится к мужчине или женщине с детьми. То есть все классы жалоб были просто способом для иностранных держав ослабить Конституцию американцев и сделать так, чтобы у них не было структуры ценностей.

Например, существует история о том, что генеральный директор пиццерии Papa John’s, потерял свое место, потому что очень неаккуратно использовал слова, был нетолерантным по чьему-то мнению. Это крайняя чрезмерная реакция, является способом уничтожения общества. И это происходит на каждом этапе, прежде чем коммунизму позволят вступить во владение. Перебежчик из КГБ Юрий Безминов убедил меня в том, что на самом деле это был заговор со стороны глобалистской фракции, в том числе совета по корпоративным мейнстримам в основных средствах массовой информации, в сговоре с Центральными банками интернационалистского порядка, которые участвовали в заговоре с целью участия в психологической войне против народа Америки, Европы, Австралии, Новой Зеландии. Очевидно, психологическая война. Они работают с Google, чтобы свергнуть американское общество. И этот глобальный порядок имеет нетерпимость к националистической группе людей, контролирующих любые другие территории, будь то американцы, будь то Израиль, будь то Украина, будь то Франция, будь то Великобритания.

Я в состоянии разоблачить все это. И если я сделаю это, я потенциально могу остановить Новый Мировой порядок. И я представляю себя одним из тех маленьких людей, которые смогли стать теми единственными, кто предотвращает, вроде как, формирование нового мирового порядка, просто демонстрируя людям, что происходит, что делают с каждым из нас. Мы разоблачаем их.

— Это смелая цель, потому что в наши дни мы видим, что все эти средства массовой информации, посредством интернета, преследуют лишь собственные выгоды…

— И они все работают вместе. Теперь очевидно, что они все работают вместе, принимая те же самые решения. Мы видим, как ВОЗ говорит, что витамин С не является проверенным лечением COVID-19, и теперь Facebook, Google и Twitter, и все эти корпорации начинают подвергать цензуре все, что связано с недоказанными методами лечения COVID-19. Я не знаю точно, каковы детали этого механизма, я просто вижу: это происходит, потому что таковы факты.

— Пожалуйста, поделитесь с нами следующей частью вашей истории. Насколько знаю, Google пытался с вами договориться или же они начали вам угрожать? Что было далее в вашей истории?

— Итак, июль 2019 года. Меня только что записали на камеру, но моего лица не было видно, я был в тени в кадре, голос изменили. Все было анонимно. И я выступил с обращением как инсайдер из Google. И я говорю все, что знаю, и мы затем выпускаем только 2 страницы из 900 из существующих документов. И я спрашиваю себя, должен ли я обнародовать всё остальное? Но я не стал этого делать тогда, я просто ушел, однако впоследствии произошло следующее.

Началась юридическая война с Google: они отправили юридическую фирму ко мне, и юридическая фирма была действительно дорогой, очень противной, и все знали, что эта фирма занимается только теми, у кого плохая репутация. Итак, их адвокаты заявили: «Эй, ты должен отдать нам свой ноутбук, дать просмотреть всю твою информацию, резервные копии ваших данных, и т.д. И ты расскажешь нам о всех людях, которым ты передавал информацию». Я не хотел давать свой ноутбук, потому что там были все документы, и я понимал, что причина, по которой им нужен мой ноутбук, заключается в том, что они хотят заняться сокрытием информации, они не хотели, чтобы это что-либо было опубликовано, что и понятно, ведь они совершили преступления.

Я понял, что, если я отдам ноутбук, я полностью облажался, а я не хочу быть вовлечённым в этот заговор, я не собираюсь скрывать мятеж, поэтому понимаю, что есть только одно решение, которое я могу сделать. Я беру ноутбук, все документы, и отправляю их в пакете в антимонопольное подразделение Министерства юстиции Вашингтона при Генеральном прокуроре Уильяме Барре. И я написал: «Вот вам доказательства». Затем я ответил Google, что все документы передал правоохранительным органам. И если они хотят получить ноутбук, они могут поговорить с ними.

После этого заявления они вроде оставили меня в покое, но вскоре меня начали преследовать анонимные пользователи в Интернете – начали троллить. Был тролль, который звал меня по имени. И он говорил: «Эй, ты знаешь, может быть, тебе стоит сменить биографию, Господин разоблачитель», и он называл меня по моему настоящему имени. Я всё думал, кто этот человек, которому известна эта информацию? Чтобы разобраться, мы устроили ловушку. Имея некоторые ссылки в нашем с ним обсуждении, мы дали ему несколько специальных ссылок, он кликнул по ним и это означало, что мы получили информацию о его соединении, и мы можем отметить геокодирование его адреса IP и мы проследили его до Google. По сути мы знали, что этот тролль, который меня преследует, из Google в Индианаполисе.

Google в этот момент мог начать кампанию преследования другого типа. Тогда я написал в Твиттере своим подписчикам, которых в то время было 300: «В случае моего безвременного ухода из жизни, все документы будут обнародованы». Я позвонил Джеймсу из проекта «Veritas», который, как они считают, является ответственным за проект, и сказал: «Эй, Джеймс! В случае моей смерти, опубликуй все файлы». Он сказал: «Хорошо, у тебя все нормально?».

Через несколько часов после публикации этого твита, под моими окнами появилась полиция. Я делал вид, что меня нет дома, и поэтому они решили оставаться снаружи дома и вызвать взрывотехников, потому как для них все казалось подозрительным, вот им и пришлось заблокировать квартал. И они звонили мне на телефон и писали мне, я просто не отвечал. В конце концов они заблокировали всю улицу. Даже был запущен робот для обезвреживания бомб, который бесполезно пытался пройти через ворота. В итоге я ответил на сообщение, вышел и переговорил с полицией, и они задавали кучу вопросов. Я решил выйти, потому лучше делать, что они говорят. И плюс там было куча камер, чтобы при любых обстоятельствах достать меня. Я вышел, руки вверх, видео пишет, они задавали мне вопросы о моем состоянии. Они спрашивали меня, есть ли у меня какие-то намерения сделать суицид или устроить массовую стрельбу или что-то подобное. Я ответил, что ничего такого нет, и потом они спросили меня тогда почему же нас вызвали? Я ответил, что всё дело в том, что я осведомитель. Что у меня есть информация и что я сделал определённой твит.

Скриншот видео проекта “Veritas”

Они спросили “значит осведомитель?” Я ответил, что да. Я вернулся домой и на следующее утро, я отправился в Вашингтон, округ Колумбия, и пошел в государственную резиденцию, а потом к проекту «Veritas», и меня сняли снова на камеру. Мы говорили происходящем и всех документах. Так я и обнародовал все публично, рассказав, кто я такой и какова моя история. Вся эта история с полицией, которая пыталась достать меня из дома, по сути, закончилась хорошо. Мне очень повезло. Но с этого момента я продолжал следить за Google, потому что знаю, что произойдёт дальше. Это будет полнейшая информационная изоляция в преддверии выборов, которые пройдут здесь в ноябре 2020, и поэтому я и говорю открыто здесь и сейчас, чтобы раскрыть правду для всего американского народа и, соответственно, для всего остального мира.

— Большое спасибо. Как вы сказали ранее, если мы сравним «Google раньше» и «Google сегодня», то произошла трансформация из либерализма в авторитаризм. Как Вы считаете, что было причиной таких изменений?

— Я не знаю. Это так странно, правда, потому что это те же люди, которые говорили «будем органическими либералами», и «пусть наши пользователи выражают себя, как они хотят». Это те же самые люди, кто увел Google слишком сильно влево. Сергей Брин, Сюзан Вачовски… — Не было смены руководства, люди — все те же. Они говорили «не будь злом», и о том, «как организовать мировую информацию и сделать ее доступной и полезной». Люди, которые написали это, — это те же люди, которые пытаются захватить мир, используя Google.

Вообще-то я не думаю, что они действуют свободно. Я думаю, что они находятся под контролем. Это единственный способ, как можно объяснить происходящее. Как же ещё? Как может человек сбежать из Советского союза, приехать в Америку, стать миллиардером, и снова принести коммунистическое прошлое в новый дом? Это просто взрыв мозга! Я не верю в то, что Сергей делает это всё из-за своих идеалистических убеждений. Я думаю его назначили, потому что в один прекрасный день люди, ответственные за то, чтобы сделать Google влиятельным, заранее позаботились о том, что им понадобится кто-то, кого они смогут контролировать. Это единственное объяснение. Или, возможно, шантаж  генерального директора. Например, ему объяснили, что, либо ты будешь делать так, либо мы опубликуем о тебе определённые факты. И все узнают о них, что и уничтожит тебя и всю твою семью. Это единственный способ, как бы я мог объяснить причину, по которой эти люди полностью развернулись на 180 градусов, зная при этом, что коммунизм может сделать со страной.

— Многие бывшие сотрудники Google считают, что Google играет как в политические игры, так и в бизнес-игры. Как думаете, Гугл вовлечен в бизнес-игры?

— Да, они отдают предпочтение определенным структурам. Это уже происходило в Европе, когда Google отдавал предпочтение своим собственным сервисам вместо других компаний. И это касается не только Google, но и Amazon, а значит, мы имеем дело не только с обманом пользователей, но и с тем, что уничтожает целые сектора в экономике.

Они поступили так же с определёнными компаниями, которые занимались своего рода альтернативной медициной. Я приведу пример: есть доктор, и у него есть свой веб-сайт, и весь трафик направляется к нему через Google, через алгоритмы. Он потратил на выстраивание такой системы всю свою жизнь, чтобы его сайт был очень узнаваемым и быстро находился в Google. Но однажды он встал утром и обнаружил, что 99% всего трафика просто ушло через Google в другое место. Я не шучу. Они это назвали «медицинская обработка» или что-то типа того, это произошло в 2018 году. Это испортило показатели практически всех веб-сайтов, занимающихся медициной в мире. По сути они просто уничтожили целый сектор в экономике, за что даже не последовало извинений.

Вот почему мы должны быть начеку, и когда в Google вытворяют нечто аналогичное, в ответ заявлять: «Эй, это не правильно!». И это ещё одна причина, по которой на данный момент генеральные прокуроры 51 штата работают вместе над антимонопольным иском против Google. Также в том или ином городе  штата Нью-Йорк федеральное правительство совместно с Министерством юстиции США на всех трёх уровнях осуществляют антимонопольные действия против Google.

Зак Ворхиес дает повторное интервью проекту “Veritas”. Источник — https://www.projectveritas.com/

— Как Вы считаете, что ждет Google в будущем? И что бы Вы изменили в этой компании?

— Они должны вернуть всё к тому состоянию, которое было раньше, чтобы поисковые результаты были органическими. Потому как, если они этого не сделают, у них произойдёт внутренний взрыв. Люди не хотят подвергаться цензуре, и, безусловно, акционеры не хотят, чтобы люди подвергались цензуре. Если они не совершат этот шаг, Google просто проиграет всем другим компаниям. И причина в том, что цены Google очень высокие, но они не эффективны в том, что делают, их технологии на самом деле старые. Нужно очень много денег, чтобы получить новую систему; и да, у них есть система, которая только выглядит как новая, а на самом деле она сломана.

То же касается их системы построения и того, как они пишут свой код. Новые компании уже окружают Google, потому что они способны использовать новые инструменты и по сути у них незапятнанная репутация. То есть по сути единственное, что есть у Гугла — это их статус. Статус позиции на рынке в качестве доминирующей компании. Но если они начнут подвергать людей цензуре, это будет уже слишком. Это был отличный продукт на протяжении долгого времени, но в дальнейшем использование старых технологии и методов цензура просто разрушит компанию.

Другими словами, если они решатся подвергать цензуре целую планету, то много чего плохого произойдёт впоследствии, и им придётся жить в сущей неэффективности. Если же они хотят выжить и быть релевантными следующие несколько лет, им придётся выключить эту цензуру. Чего в Google не делают. Что же, вот и увидим, как будет дальше.

— Спасибо большое за интервью!

В заключении статьи можно сказать, что сама история Зака заставляет задуматься: а возможен ли вообще виртуальный иллюзорный мир без того, чтобы не появился некто, кто хочет использовать его для себя?

Это интервью, с одной стороны, показывает невидимую пользователям тёмную сторону Google, а с другой стороны, заставляет поднять в немалой степени философские вопросы о добре и зле.

Для того, чтобы узнать больше, пожалуйста, посетите сайт Зака Ворхиеса (Zach Vorhies) — www.zachvorhies.com .

Или следите за новостями в Twitter Зака — @Perpetualmaniac

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 − 2 =